En

Издатель

Издательство «Редкая книга из Санкт-Петербурга» выпускает книги ручной работы тиражом от двух до двадцати пяти экземпляров. Книги напечатаны вручную на печатном станке XIX века или каллиграфически выполнены на бумаге ручной выделки.

Уникальные образцы книг высочайшего художественного уровня бережно хранятся в крупнейших книжных коллекциях, таких как Государственный Эрмитаж, Российская национальная библиотека, Баварская национальная библиотека, Публичная библиотека Нью-Йорка, Кабинет гравюр в Берлине, Музей Виктории и Альберта в Лондоне, Британский национальный музей, а также в самых известных частных книжных собраниях. Книги украшены иллюстрациями знаменитых петербургских художников в оригинальных печатных техниках: литографии, офорте, гравюре на дереве, монотипии, резцовой гравюре. Переплёты выполнены переплётчиками-реставраторами высшей категории из кожи, шёлка, металла, дерева, керамики и мрамора.

Мастерская издательства

Одним из шедевров, созданных издательством «Редкая книга», стал Декалог с десятью заповедями. Страницы заповедей выполнены из египетского тёмного папируса. «Маца» выполнена из специальной бумаги. Кстати, бумагу для «Десяти заповедей» отливали сами. Художник Андрей Лурье, учившийся производству бумаги в Финляндии, взял остатки французской бумаги, добавил в неё пакли, перемолол всё, процедил жидкую массу через мелкое сито и высушил на стекле в своей мастерской. Текст заповедей напечатан вручную на старинном печатном станке XIX века на древнееврейском языке шрифтом Пражской аггады. И сопровождается переводом на семь языков: древнегреческий, церковнославянский, арабский, персидский, санскрит, китайский и японский. Текст переводов напечатан вручную на пергаменте, выделанном в Израиле. На обложке из кожи расположена «маца», отлитая и отчеканенная из серебра с патинированием. В неё вставлены скрижали из камня с горы Моисея в Синайской пустыне, где были явлены ему скрижали. Камень с горы Моисея был доставлен специальной экспедицией и обработан ювелирами-камнерезами. Шарнир, скрепляющий страницы, выполнен из серебра.

Декалог

Ещё одним шедевром издательства является книга «Троянская война», дающая историю Троянской войны в отрывках из произведений античных авторов: Фукидида, Аполлодора Афинского, Гомера, Павсания, Драконция, Филострата, Диадора Сицилийского, Павла Оросия, Помпея Трога, Диксиса Критского, Вергилия, Тита Ливия. Книга содержит 26 ксилографий (гравюра на дереве). Печать текста выполнена на печатном станке XIX века, на французской бумаге ручного литья. Переплёт — кожа, позолота, вставки из оригиналов деревянных досок, с которых печатались гравюры для этой книги. Тираж книги - всего 25 нумерованных и подписанных художником и издателем экземпляров, один из экземпляров хранится в Государственном Эрмитаже.

«Троянская война»

Материалы, из которых изготавливаются раритеты, всегда особенные. Если это традиционная кожа, то привозится она из Франции. Теперь, правда, кожу нужного размера, цвета и фактуры заказывают в Москве. Но бумагу, краску и почти все остальные материалы привозят из-за границы. Бумагу ручной формовки покупают у фирм, которые уже столетия варят её так же, как это делали в XV-XVII веках. Чистый хлопок, только для цвета добавляется свой колер. После просеивания сырья на сите бумага уже изначально получается с неровными краями. Потом ее обрезают, потом «торшанируют» — обрабатывают специальным молоточком, чтобы был неровный край.

Иногда идея оформления требует, чтобы текст тоже выглядел нестандартно. Тогда каллиграфы издательства переписывают всю книгу от руки. Ошибка? Переписывают снова. На той же дорогой бумаге. «Раз мы замахнулись на дело, цена которому жизнь и вечность, не жалко ни материалов, ни времени», — говорит Петр Суспицын. Дольше всего переписывали «Дон Кихота» Сервантеса. Выпустили пять экземпляров на английском языке, пять — на испанском и пять — на русском.

«Книга для меня подобна камерному оркестру, где виртуозы-исполнители, объединяя своё мастерство, рождают высокое искусство. Музыка книги… Затаив дыхание, мы наслаждаемся работой печатника. С удивительным чутьём передаёт он энергию своих рук печатному слову, которое оживает на целомудренном листе бумаги. Мастера-переплётчики делают книгу осязаемой: преодолевая сопротивление капризного материала, подобно зодчим, ваяют её внешний облик. Но главная партия в создании образа такой книги принадлежит художнику. Его замыслу и взгляду следуют все» (Петр Суспицын, издатель).